№12(189) 2017
ТЕМА НОМЕРА

Биржа как ринг

«Современная АЗС» в предыдущем номере* рассказала о плачевном состоянии отечественной независимой розницы в связи с необоснованным ростом оптовых цен на топливо на фоне жестко контролируемых розничных. Одной из причин сложившейся ситуации было названо несовершенство нормативной базы биржевых торгов. И хотя взгляды участников рынка (розничных операторов и трейдеров) на решение конкретной проблемы разделились, едины они в одном – деятельность биржи необходимо привести в соответствие с современными реалиями…



В конце ноября на заседании Биржевого комитета ФАС РФ Российским топливным союзом совместно с «Роснефтью» и другими участниками комитета было озвучено предложение о введении ограничений на продажу нефтепродуктов трейдерами в основную биржевую сессию на базисах НПЗ.

Это заявление всколыхнуло трейдерское и брокерское сообщества, которые поспешили упредить принятие подобных требований ссылкой на нарушение закона «О защите конкуренции».

И хотя в дальнейшем предложение РТС и «Роснефти» было отклонено, данное заявление заставило сдвинуться с «мертвой точки» ситуацию со спекулятивным разгоном оптовых цен и начать обсуждение путей решения сложившейся проблемы.

Старость – не в радость
На сегодняшний день биржевой рынок нефтепродуктов действует в рамках нормативной базы 2013 года. С того момента на рынке произошли существенные изменения в части более глубокой его монополизации, в связи с чем ВИНКи сегодня имеют возможность управлять динамикой биржевых цен. В частности, поддерживая искусственный дефицит нефтепродуктов путем снижения как объемов производства, так и предложения на биржевые торги в рамках Совместного Приказа Мин­энерго и ФАС России.

«С момента возникновения биржи были, можно сказать, штриховки правил биржевых торгов, но каких-либо глобальных изменений не было, хотя рынок уже ушел далеко вперед, – рассказывает «Современной АЗС» Леонид Чурилов, заместитель генерального директора ООО «Петербургская топливная компания» (ПТК). – В прошлом цены на бирже действительно показывали индикаторы, на которые ориентировались среднеоптовые цены и рынок в целом. Сейчас же эти правила устаревают, что, видимо, и привело к возникновению этой нерегулируемой ситуации».

По мнению Леонида Чурилова, катализатором к внесению данного предложения явился рост цен, который произошел в короткий промежуток времени. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года по ДТ цена выросла примерно на 25%, а в течение одной-двух недель его стоимость поднялась на 15-17%.

Эта ситуация не могла не взволновать всех: и владельцев АЗС, и поставщиков топлива. Видимо, проанализировав итоги торгов, были сделаны выводы, что определенное участие в создании этой ситуации принимали трейдеры, поскольку:
• цены на базисе НПЗ у трейдеров всегда выше цен самих поставщиков;
• у трейдеров на базисе НПЗ всегда большое число расторгаемых сделок. Возможно, это так называемые «бумажные» сделки, которые нередко способствуют «разгону» рынка;
• вышеперечисленные пункты влияют на волатильность рынка, которая, опять же, нужна тем, кто зарабатывает на колебаниях цен.

«Не ставя под сомнение сделанные выводы, тем не менее, не могу на 100% утверждать, так это или нет. Но судя по последствиям – ситуация выглядела именно таким образом», – подытожил собеседник «Современной АЗС».

При этом сами трейдеры допускают, что могли иметь место отдельные истории. Но настаивают на объективном разбирательстве: насколько имел место злой умысел, какие последствия для рынка они повлекли. Обозначая, что может иметь место наговор, недобросовестная конкуренция, и даже сознательная дискредитация трейдеров со стороны нефтяных компаний. В частности, как рассказал «Современной АЗС» Илья Мороз, генеральный директор ОАО «Солид – товарные рынки», нефтяные компании пытаются использовать отдельные эпизоды рыночной конъюнктуры в личных интересах: «По сути, это в определенной степени подтасовка фактов. Я имею в виду «жалобы» нефтяников на то, что спекулянты выкупают объемы на бирже и потом перепродают их с наценкой, от чего страдают конечные потребители. Все бы ничего, но на самом деле они забывают при этом уточнить, что продажи трейдеров в общем объеме продаж мизерно малы. Главная проблема – в дефиците товара на бирже». Также собеседник отмечает, что российский рынок не живет сам по себе – ценообразование глобально связано с ценой на нефть и, соответственно, внешними ценами на нефтепродукты. Если цены падают, нефтяникам становится не выгодно экспортировать товар и предложение на внутреннем рынке увеличивается. «Как мы все знаем из школьных уроков по азам экономики, чем выше предложение, тем ниже цена, – говорит Илья Мороз. – Профессиональные участники рынка используют базовые законы ценообразования и обеспечивают давление на рынок своими продажами, и нефтяные компании, выполняя Совместный Приказ ФАС и Минэнерго, вынуждены продавать товар дешевле. Без такого давления никакого стимула снижать цены у нефтяников не будет».

История по кругу
Предложение ограничить деятельность трейдеров на бирже озвучивается не впервые. Ранее РТС и «Роснефть» и совместно, и по отдельности это предложение уже выдвигали, но по разным причинам. Если для РТС, как представителя конечных покупателей, основная задача была убрать посредников с базисов заводов, чтобы иметь возможность покупать по ценам производителя и с гарантией поставки, то для «Роснефти» – обеспечить прозрачные биржевые торги и экономически обоснованное ценообразование, а также снять с производителей регуляторные риски.

Суть предложения заключается в переносе биржевых операций трейдеров на другие базисы, с учетом логистики: на базис ЛПДС, на базис нефтебаз и пр. «Иначе теоретически может возникать ситуация, когда трейдеры скупают все объемы на базисе НПЗ и потом просто перепродают это же топливо, которое произведено ВИНК, на ее же собственном базисе. Это так, как если бы пришел человек на АЗС, скупил все топливо на станции и потом начал его продавать тем же клиентам на этой же АЗС», – объясняет господин Чурилов.

В РТС ситуацию обозначают как «тлеющий» конфликт интересов на СПбМТСБ. В частности, как отметил в одном из своих комментариев Президент РТС Евгений Аркуша, биржевой трейдер зарабатывает на колебаниях рынка, тогда как розничный продавец заинтересован в стабильном рынке. «Биржевой трейдер, занимающийся перепродажей топлива на бирже, может заработать в двух случаях: когда рынок растет и когда он падает. На растущем рынке (как правило, в условиях дефицита топлива), выступая покупателем, трейдер создает конкуренцию розничным компаниям-конечным продавцам топлива, дополнительно разгоняя цену. Далее купленный продукт перепродается тем же розничникам, только по более высокой цене и в более длительные сроки. И чем сильнее колебания рынка, тем больше зарабатывает биржевой трейдер. В этом главное и принципиальное отличие биржевого трейдера от розничного продавца. Последний заинтересован в стабильном рынке, который, пусть даже высокий, но позволяет рознице выстраивать ритмичность работы и обеспечивать нефтепродуктами АЗС», – объясняет позицию РТС Евгений Аркуша.

Исполнительный директор НП «СПТР» Андрей Зарубин в разговоре с «Современной АЗС» отметил: «Нефтяные компании предпринимают попытки ограничения продаж трейдерами на их базисах уже более 2-х лет, с потрясающей настойчивостью используя каждый удобный случай. Основная причина одна – продажи трейдеров вынуждают нефтяников снижать цены и двигаться вместе с рыночными тенденциями, ведь если в биржевом стакане присутствует предложение по низкой цене, продать дороже не получается».

Проблема обостряется во время дефицита и в условиях роста, когда трейдеры, успев купить товар, перепродают его по более высоким ценам. «Как правило, в этот момент все забывают, что на оптовом рынке есть периоды снижения цен, когда продавцы, наоборот, работают на понижение стоимости, – уточняет Андрей Зарубин. – Не надо также забывать, что львиную долю продаж осуществляют именно производители – порядка 95-97%, и 3% сделок трейдеров никак не могут повлиять на общую картину. Весь вопрос в увеличении предложения – ни один трейдер не в состоянии продать дороже производителя, если он присутствует в биржевом стакане с более низкой ценой».

В ходе заседания Биржевого комитета ФАС, состоявшегося в конце ноября, были озвучены следующие данные о доле реализации нефтепродуктов в основную торговую сессию в течение одной недели ВИНКами:
• несобственным сбытовым компаниям:
– ДТ межсезонное – 4,2% (предыдущая неделя – 1,2%);
– ДТ зимнее – 3,5% (предыдущая неделя – 0,1%);
• собственным сбытовым компаниям:
– ДТ межсезонное – 2,8% (предыдущая неделя – 4,2%);
– ДТ зимнее – 10,0% (предыдущая неделя – 6,7%).


Трейдеры против
В СПТР считают, что введение подобных ограничительных мер для биржевых трейдеров может нарушить закон «О защите конкуренции», а также превратит биржу в обычную электронную торговую площадку, что отбросит оте­чественный топливный рынок на 10 лет назад.

Максим Дьяченко, управляющий партнер «Петролеум Трейдинг» в разговоре с «Современной АЗС» настаивает: «Бизнес трейдеров не существует вне свободного рынка и вне бизнеса наших клиентов, этим обуславливается высокая чувствительность к любым ограничениям и запретам. Если рынок можно ограничить, то это сигнал, что его свобода будет снижаться, монополизация и ручное управление расти, а значит – не следует активно инвестировать в компании, работающие на этом рынке. Без инвестиций бизнес любых компаний сначала будет стагнировать, а затем впадет в рецессию. В случае введения каких-либо ограничений деятельности трейдеров в рамках биржевых торгов, выиграют исключительно ВИНКи, так как у них пропадет единственный из оставшихся конкурент при продаже на бирже. Тем более, что с учетом текущих ограничений по получению оплаты товара не контролерами поставки подобные запреты все равно не повлияют существенно на цены». Как считают в компании, если государственная политика будет направлена на монополизацию рынка, контроль, а также удержание низких розничных цен, то проиграют все независимые участники рынка, хотя конечные потребители, возможно, и выиграют. «В теории именно свободный от подобных ограничений рынок должен привести и к снижению цен и к повышению качества товаров и услуг», – объясняют в «Петролеум трейдинг».

В «Солид – товарные рынки» также отмечают: принятие этой инициативы поставило бы большой жирный крест на бирже как таковой и на открытом конкурентном ценообразовании в принципе. «Конечные потребители столкнулись бы с необходимостью постоянно переплачивать, и не было бы никаких инструментов по снижению цен», – считает Илья Мороз.
Утверждение же представителей ФАС о возможности развития трейдерской деятельности на срочном рынке и вовсе вызвало недоумение. «Срочный рынок не может развиваться, если есть проблемы в фундаменте, а именно – в ценообразовании на рынке реального товара. Ведь никому в голову не придет строить основательный дом без фундамента. Так почему вдруг допускается, что на рынке нефтепродуктов можно пренебречь базовыми принципами? Если производители могут безнаказанно манипулировать биржевым ценообразованием, ни один участник этого рынка ни за какие коврижки не придет работать с производными. Это так же очевидно, как и то, что нельзя играть в карты на деньги с шулером. Нельзя рассматривать рынок фьючерсных контрактов и рынок наличного товара по отдельности, они связаны друг с другом, как день и ночь, одного без другого не бывает. Возможно, это сложно понять, не будучи в «шкуре» участника рынка. У высоких руководителей, к сожалению, нет возможности погружаться в такие тонкости – на это нужно довольно много времени и желание разобраться», – утверждает Андрей Зарубин.

В «Петролеум трейдинг» более категоричны в этом вопросе и считают, что «срочного рынка не существует, ведь то, что есть, – это не рынок». И для его успешного функционирования, по мнению Максима Дьяченко, должны прийти хеджеры: производители, страхующиеся от падения, и потребители, страхующиеся от роста. В нынешних же условиях постоянно растущих цен отсутствует фундаментальная основа для формирования срочного рынка: производителям просто не от чего страховаться.

Решения есть

у розничников

Выше уже отмечалось, что предложение о введении ограничений на реализацию товара компаниями-непроизводителями нефтепродуктов было-таки отклонено. Как прокомментировали «Современной АЗС» в СПбМТСБ, участники Совета Секции и руководство АО «СПбМТСБ» посчитали, что подобные ограничения без принятия дополнительных мер и изменений не являются адекватным решением проблем. «При этом было отмечено, что продажи трейдерами на базисах НПЗ топлива производителя по завышенным ценам создают проблемы для конечных покупателей и, в ряде случаев, могут оказывать влияние на рост ценовых индикаторов. Было принято решение подготовить предложения по снижению влияния этих продаж на биржевые ценовые индикаторы», – добавил Евгений Аркуша.

В ПТК считают данное предложение непростым, но имеющим под собой почву для размышлений. «Возможно, оно войдет в консолидированный пакет предложений по совершенствованию биржевых торгов, которых, на самом деле, достаточно много. Они поступают и от трейдеров, и от РТС, и от ВИНК, и от ФАС, и от самой Биржи. Среди этих предложений: увеличение квот Совместного приказа, продажа нефтепродуктов ВИНК своим сбытовым структурам или другим ВИНК в отдельной сессии, и пр. Т.е. предложения есть, их нужно обдумывать и принимать. Очень хорошо, что описанная ситуация послужила катализатором изменений, и Биржа на необходимость преобразований отреагировала достаточно оперативно», – рассуждает Леонид Чурилов. В частности, в компании отмечают, что подходить к совершенствованию биржевых торгов необходимо разумно. Например, увеличение объемов продаж – мера абсолютно положительная, способствующая насыщению биржевых торгов реальным товаром. Однако, если рассматривать влияние трейдеров с негативной стороны на биржевые торги, то эти же нефтепродукты могут скупать трейдеры для последующей их перепродажи. «Биржа – механизм, формирующий индекс справедливой цены на товар по результатам спроса и предложения, поэтому является правильным то, что на ней должны происходить спекуляции, – объясняет господин Чурилов. – Но, помимо этого, должен быть доступ конечных потребителей к неф­тепродуктам и не по спекулятивно разогнанным ценам. Одно дело, когда перекупщик покупает нефтепродукты для последующей перепродажи, и другое дело, когда крупная сеть АЗС приобретает топливо через биржу для собственных нужд и, например, на ней еще «висят» госконтракты. Т.е. сеть не может остановиться, поскольку будут нарушены условия конкурсных процедур. С другой стороны, сети АЗС могут попасть в вилку, когда госконтракт заключается на год по минимально возможным на тот период ценам с учетом отсрочек платежей, а закупаются нефтепродукты по разогнанным, не всегда рыночными методами, ценам, в том числе и с помощью продаж и покупок «бумажных» нефтепродуктов. Налицо убытки и банкротства, к чему сейчас и ведут предпосылки, когда каждый проданный литр дизельного топлива приносит убыток от 2-5 и более рублей на литре. Сложившаяся ситуация показала необходимость обсуждать биржевые торги, их условия и их совершенствование».

На данный момент, как считают в ПТК, необходим определенный контроль и мониторинг оптового рынка со стороны госрегуляторов. Ведь при производстве нефтепродуктов себестоимость постоянная, показывающая в динамике плавный рост. Ровно точно также растут розничные цены, показывая планомерное повышение в пределах плюс-минус уровень инфляции. «И только между отпускными ценами НПЗ и розничными есть оптовые биржевые цены, которые подвержены существенным колебаниям. И розница пытается эти колебания предугадать, чтобы хоть как-то сориентироваться и не войти в убытки. Для конечных потребителей ситуация, когда цена имеет колебания, неблагоприятная, потому что невозможно спланировать ни инвестдеятельность, ни цену предложения по госконтрактам. Ни в коем случае не говорю про введение госрегулирования в оптовом звене, но более пристальное внимание со стороны ФАС, со стороны Центробанка и со стороны Правительства просто необходимо. Ведь топливо – это социальный товар, и до 30% в себестоимости любой продукции составляют именно затраты на нефтепродукты», – подытоживает Леонид Чурилов.

Немаловажным в этом направлении будет также развитие и мелкооптового рынка. Так, летом прошлого года ООО «ПТК» по поручению ФАС и СПбМТСБ разработало и вывело на рынок новый продукт под названием «Оператор товарных поставок» (ОТП). Его суть заключается в предоставлении гарантий фактических поставок топлива и направлена на развитие мелкооптовой торговли. Основной задачей ОТП является предоставление возможности конечному потребителю приобрести топливо на биржевых торгах и в перспективе гарантированно получить его на любом из базисов, выбранных им самим по единым стандартам и по единым условиям. По такой схеме может работать и крупная госструктура, и мелкий розничный оператор сети. «Транснефть» уже ввела механизм ОТП. Есть надежда, что и другие компании пойдут по этому же пути.



В РТС для усовершенствования биржевых торгов отмечают необходимость:
• устранения влияния на биржевые ценовые индикаторы покупок товара нефтяными компаниями и аффилированными с ними структурами в основную торговую сессию;
• пересмотра нормативов продаж доминирующими компаниями в основную торговую сессию, установленных Совместным приказом Минэнерго РФ и ФАС, в сторону увеличения, исходя из сегодняшних возможностей нефтепереработки;
• распространения обязательств по продажам биржевого товара не только на доминирующие компании, но и на всех основных производителей;
• более жесткого контроля выполнения требования Правил биржевой торговли об обеспечении равномерности продаж внутри торговой сессии;
• устранения возможности влияния производителя на спрос в своих биржевых стаканах путем выставления им же спроса в этих стаканах.

у трейдеров
В СПТР также подтвердили заинтересованность в тесной и плодотворной работе с биржей. «У нас есть готовые решения и предложения, что нужно сделать, – рассказывает Андрей Зарубин. – Партнерство выходило с инициативами на Совет Секции «Нефтепродукты», но нефтяные компании методично голосуют против, не допуская возможности создания признаваемого регуляторами сообщества потребителей». Среди первоочередных решений в Совете выделяют необходимость:
• избавиться от попадания в систему ошибочных сделок, которые могут повлиять на ценовые индикаторы, все что выше планки +/- 5% от рыночной цены, торговый терминал должен отметать;
• доработать функционал по предупреждению покупателя о выставлении заявки, значительно превышающей текущую рыночную котировку, это снизит количество сделок, заключенных по невнимательности;
• доработать алгоритм расчёта индекса цен, убрав оттуда сделки, вызывающие подозрение;
• принять наконец кодекс поведения и торговые практики, позволяющие минимизировать негативное воздействие на ценообразование.

При этом Андрей Зарубин подчеркнул, что в СПТР не разделяют «жизнерадостную» позицию регуляторов: «Рынок лихорадит, даже в сезон низкого спроса мы столкнулись с историческими ценовыми максимумами. Впереди рост акцизов, сложности у малых переработчиков, и если ничего не делать, то ситуация может полностью выйти из-под контроля. Мы будем настойчиво добиваться внесения изменений в текущую нормативную базу, используя все доступные рычаги».
Помимо прочего, в Совете отметили и пассивность отраслевых ведомств в решении вопроса с монопольным положением нефтяных компаний при выборе способа транспортировки – на сбыты ВИНКов товар едет дешевой трубой, тогда как для независимых участников – только ЖД. Данная проблема поднимается уже не первый год, «а воз и ныне там».

Есть необходимость менять вектор и переходить к приоритету внутреннего рынка: предстоит проделать большой путь по созданию на бирже экспортного стакана и возможности переориентирования экспортных объемов на внутренний рынок.
Что же касается биржи, то господин Зарубин отмечает в этом направлении целый пласт работы с клирингом. Как объясняет собеседник, на сегодняшний день этот механизм не в полной мере обеспечивает свою прямую функцию – контроль рисков: поставщики забирают транзитом авансовые платежи покупателя и не несут ответственности по возврату денег в случае срыва поставки. Необходимо внедрять инструменты обеспечения обязательств со стороны производителей, а также дополнительный фонд по безакцептному списанию штрафов с контролеров поставки.

«В отличие от производителей, конечным потребителям гораздо сложнее сплотиться. Несопоставимо и количество участников рынка: если посчитать основных производителей, то хватит пальцев одной руки, а потребителей тысячи, и все они разрознены, и интересы у всех свои. Даже крупные трейдеры друг с другом не всегда могут найти общий язык, потому как являются конкурентами и часто воюют на рынке за одних и тех же клиентов. Но ситуация меняется, СПТР сейчас ведет большую работу по консолидации основных участников: крупных независимых сетей АЗС, промышленных потребителей, агрохолдингов, авиакомпаний, крупнооптовых трейдеров. Уже сейчас имеются серьезные результаты этой работы. И мы выстраиваем по-новому диалог и с организатором торгов, и с регуляторами», – резюмирует Андрей Зарубин.

В «Петролеум трейдинг» отмечают: «Хотелось бы, чтобы со стороны регуляторов и организатора торгов также наблюдалось стремление к конструктивному диалогу. Зачастую решения принимаются без учета интересов всех участников рынка, а многие правила и реалии серьезно устарели и требуют срочного реформирования. Рынку требуются четкие правила работы и равный недискриминационный доступ к торгам, остальное он сделает сам».

На сегодняшний день, по утверждению Ильи Мороза, регуляторы находятся под неким зомбированием и от нефтяных компаний, и от высоких руководителей, что мешает им почувствовать происходящие на рынке реалии: чем он живет, какие последствия последуют от принятия того или иного решения.

«Рынок – это всегда баланс, нарушать который нельзя. Есть продавцы, покупатели и государство как регулятор. Если покупателям перекрыть кислород и не замечать ущемления их интересов, баланс нарушится, и рынок будет «кривой». На мой взгляд, функция государства как раз заключается в том, чтобы через созданные институты поддерживать этот баланс», – уверены в «Солид – товарные рынки».

у Биржи
Как сообщили «Современной АЗС» в АО СПбМТСБ, Биржа готова рассматривать инициативы участников рынка по совершенствованию сложившейся практики работы и предотвращению негативных явлений на российском рынке нефтепродуктов, а также взяла на себя обязательство проработать эти вопросы и связанную с этим тематику совершенствования системы расчета биржевых индексов и развития институтов срочного рынка.

Розница в убыток
Как видим, предложений по совершенствованию биржевых торгов вполне достаточно, исходят они в равной степени от разных участников рынка и в некоторых моментах перекликаются. Какие из них Биржа впоследствии примет на вооружение – пока неизвестно. Но очень хочется верить, что выбраны и введены в действие будут меры, отображающие интересы не только ВИНК и трейдеров, но и самых незащищенных на сегодняшний день участников рынка – независимых розничных операторов. Как отметили в РТС, в настоящее время компромиссы в подходе к организации биржевых торгов не только возможны, они необходимы. Все участники рынка заинтересованы в том, чтобы и Правила биржевой торговли, и требования Совместного приказа Минэнерго РФ и ФАС были бы максимально приближены к реалиям сегодняшней ситуации в нефтепереработке.



И судя по текущему положению дел на розничном рынке, совершенствоваться Бирже необходимо было уже «вчера». Так, по данным независимого агентства «Аналитика товарных рынков», доходность АЗС, торгующих бензином и зимним ДТ в России, за две недели с 20 ноября по 3 декабря в нескольких регионах упала до отрицательного уровня. По расчетам «АТР», убыток от реализации зимнего дизельного топлива в розницу составил от 3 до 5,3 руб. на литре в зависимости от региона, а в среднем — около 4 руб. на литре. Среди причин падения маржинальности в «АТР» назвали высокие оптовые цены на эти виды топлива, особенно на подорожавший на СПбМТСБ зимний дизель…
* * *

К концу первой декады декабря ФАС России разослало в адрес нефтяных компаний предписания с просьбой обосновать рост цен на топливо, а также, по некоторым данным, с рекомендацией НК нарастить реализацию нефтепродуктов на внутреннем рынке за счет сокращения экспорта и увеличения выработки. После чего было зафиксировано значительное снижение биржевых индексов по большинству топлив, а также резкий рост реализации автомобильного бензина.

К примеру, согласно данным «АТР», с 1 по 7 декабря «Роснефть», «Газпром нефть», «Газпром Газэнергосеть» и «ЛУКОЙЛ» продавали в ходе основной сессии СПбМТСБ в совокупности до 32 тыс. т автобензина за торговый день. С 8 по 15 декабря эти же компании продавали от 44 до 60 тыс. т автобензина за торговый день.

Совокупные продажи зимнего и арктического дизтоплива «Роснефтью», «Газпром нефтью», «Газпром Газэнергосетью» и «ЛУКОЙЛом» 20, 21 и 22 ноября составляли менее 8 тыс. т за торговый день. С 8 по 13 декабря этот показатель находился на уровне 10 тыс. т за торговый день, а 14 и 15 декабря он превышал 11 тыс. т за торговый день.

По сравнению с автобензином предложение зимних марок дизельного топлива на бирже мизерное: 11 тыс. т ДТЗ и ДТА за торговый день от 4 доминирующих компаний против 44–60 тыс. т автобензина от этих же продавцов. Как отмечают в «АТР», наблюдаемая нехватка зимних сортов дизтоплива на открытом рынке не позволяет устойчиво дешеветь товару. Собственно, этот же дефицит зимних сортов дизтоплива на биржевых торгах создает убытки независимым сетям АЗС и ведет к тому, что розничные цены на дизельное топливо каждую неделю обновляют исторические рекорды.

В середине декабря в России продолжился динамичный рост розничных цен на нефтепродукты. Средняя по стране розничная цена дизельного топлива выросла на 31 копейку за неделю до 11 декабря, до 40,03 руб./л, впервые в истории превысив уровень в 40 руб./л. С начала 2017 года средняя по стране розничная цена ДТ выросла на 3,15 руб./л, или на 8,5%, что более чем в 2 раза превысило уровень инфляции.

Средняя по России розничная цена бензинов Регуляр-92 и Премиум-95 за неделю до 11 декабря выросла на 18–19 копеек. С начала года Регуляр-92 в среднем по стране подорожал на 2,48 руб./л, а Премиум-95 — на 2,45 руб./л. В относительном выражении цены этих топлив с начала года выросли на 7,0% и 6,4%, что существенно превышает уровень инфляции.

Между тем рост цен на заправках мало отразился на экономике независимых сетей АЗС. Маржинальный доход АЗС по зимнему ДТ в большинстве центров потребления получился околонулевым или отрицательным. С учетом издержек АЗС, убыток от реализации зимнего дизельного топлива в розницу составляет от 3,17 до 4,90 руб. на литре в зависимости от региона, а в среднем по всем центрам потребления – примерно 4 руб. на литре.
«Из-за убытков в рознице мы отменили скидки на наших заправочных станциях для части клиентов, а другим клиентам значительно их снизили. В такой ситуации лучше меньше продавать, чем наращивать убытки», — сказал источник в крупной независимой сети АЗС.

Масштабные распродажи бензинов на СПбМТСБ, сопровождавшиеся падением цен на товар, улучшили экономику независимых АЗС по этому продукту, хотя и не во всех регионах. Средняя по всем центрам потребления прибыль от розничной реализации бензина Регуляр-92 составила 1,07 руб. на литре. При этом в некоторых центрах потребления прибыль превысила 2 руб. на литре. Однако в других регионах она околонулевая, а на Дальнем Востоке заправки по-прежнему торгуют бензином Регуляр-92 в убыток.

(По данным НА «АТР»)
На главную страницу | Вывести на печать | Закрыть окно
© «Современная АЗС» 2002-2018. Все права на материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с законом об авторском праве. В случае использования текстовых и фотоматериалов ссылка на «Современную АЗС» обязательна! В случае полной или частичной перепечатки текстовых материалов в Интернете ссылка на «Современную АЗС» обязательна! Адрес электронной почты редакции: perov@sovazs.com