№05(194) 2018
РЕГИОН

Сибирские «жмурки»

Сегодня ни для кого не секрет, что на топливном рынке России происходят ценовые манипуляции со стороны ВИНК. Чрезмерно высокие цены в опте при существующем профиците производимых ресурсов, а также ценовой демпинг в розничных сетях вертикально интегрированных НК создают неравные условия для деятельности частного розничного бизнеса. Особенно тех региональных его представителей, которые находятся чуть ближе, чем «на краю Земли». «Современная АЗС» уже писала о существующих проблемах независимых операторов Дальнего Востока и «цепких руках» тамошних монополистов. А теперь решила заглянуть в соседний с ДФО регион – Сибирский, где расположен один из крупнейших в мире НПЗ, с надеждой, что уж здесь то ситуация будет куда лучше и оптимистичнее. Но, как говорится, думал так, а вышло эдак…



Сибирский федеральный округ – второй по размеру после Дальневосточного округ России, занимающий более 30% всей площади РФ. На его территории действует порядка 4500 АЗС, расположены три нефтеперерабатывающих завода: Ангарский нефтехимический комбинат и Ачинский НПЗ, принадлежащие ПАО «НК «Роснефть», а также Омский НПЗ ПАО «Газпром нефть», который является одним из наиболее современных нефтеперерабатывающих заводов России и одним из крупнейших в мире.

Но наличие на территории Сибирского округа данных заводов, один из которых настоящий мировой гигант, как оказалось, вовсе не спасает ситуацию на региональном рынке. И по количеству проблем в независимом топливном ритейле Сибирь недалеко «ушла» от Дальнего Востока с его «полуторами» НПЗ.

«Нулевые» показатели
Конечно же, главной проблемой, среди существующих на топливном рынке Сибирского ФО, участники округа в разговоре с САЗС отмечают диспаритет оптовых и розничных цен. Собственно, такая ситуация на сегодняшний день сложилась во всех регионах страны. С тем лишь отличием, что в СФО, как и в ДФО, к заоблачной оптовой цене продукта операторы вынуждены еще добавлять и транспортные издержки, что делает розничную стоимость топлив неконкурентной по сравнению с ценниками на АЗС ВИНК. Так, Юрий Матвейко, вице-президент Российского топливного союза и руководитель Алтайского топливного союза отмечает: с 2011 года, к примеру, в Алтайском крае наблюдаются одни из самых высоких оптовых цен при самых низких розничных. А оптовая стоимость дизельного топлива в регионе уже более полугода выше ценников на АЗС. «Сегодня биржевые цены растут каждый день и бьют на торгах очередные исторические максимумы. Таким образом, в ближайшее время и оптовая стоимость бензинов сравняется с розничной. Так, по состоянию на 11 мая биржевые цены выросли по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на дизельное топливо на 37%, бензины от 27% до 30,3%, а розничные цены повысились на 11-15%», – сообщает глава Алтайского топливного союза. Маржинальность АЗС в регионе стремится практически к нулю. В прошлом же году в Алтайском крае, при отрицательной маржинальности по ДТ, наценка по 95-му бензину была около 9%, по 92-му – 8,5%. И, соответственно, при операционных расходах в районе 9,5-10%, год для независимой розницы региона был убыточным.

Вероника Шородок, исполнительный директор Ассоциации независимых АЗС Восточной Сибири в разговоре с САЗС рассказала, что с учетом растущего спроса частные АЗС стараются обеспечивать регион необходимыми объемами, приобретаемыми с региональных НПЗ. Однако ситуация с течением времени усугубляется. Если раньше дефицит топлива был сезонной проблемой (во время ремонтов НПЗ), то уже январь и февраль 2018 года показали, что объемов для регионов в целом уже не остается в принципе. «Безусловно, вывозить топливо за границу при необеспеченном внутреннем рынке – это нездоровая ситуация. Действующее законодательство РФ стоит на страже интересов, прежде всего, граждан страны и российских предпринимателей, но, видимо, только на бумаге. Конечно, недостающие объемы можно приобрести на бирже, однако биржевые цены в такие периоды резко возрастают и становятся просто не выгодными для частных АЗС региона. И здесь речь уже идет о том, что так называемые «трейдеры» скупают и так недостающие объемы, и продают их в опте уже по взвинченным ценам», – объясняет исполнительный директор восточносибирской Ассоциации. При этом, как отмечает Вероника Шородок, на топливном рынке округа, помимо отсутствия паритета цен, ведется агрессивная ценовая политика со стороны ВИНК. «В наш адрес по этим вопросам регулярно поступают обращения от независимых операторов с просьбой оказать помощь и защитить их права. Мы об этом никогда не молчим: обращаемся в ФАС, его территориальные управления, к президенту биржи, используем все правовые рычаги для защиты интересов независимых АЗС, разрабатываем рекомендации по улучшению механизмов торгов на бирже для соблюдения прав всех ее участников. И так каждый год: проблемы одни и те же (цены, объемы), и все органы государственной власти знают о такой ситуации, но предпочитают ее игнорировать. А вместе с тем, независимый сектор АЗС – это миллионы семей наших работников, которые просто окажутся без работы, если независимые АЗС начнут закрываться. Об этом, почему то, не думают. Это ведь проблема уже социальная», – сообщила исполнительный директор Ассоциации независимых АЗС Восточной Сибири.

Также особо Вероника Шородок выделила маржинальность Восточносибирского региона по дизельному топливу, которая в 2017 году и за прошедший период 2018 года колеблется в пределах 0, либо же АЗС «уходят» в минус, выживая фактически на доходы от деятельности по продаже сопутствующих товаров. Здесь уже не идет речь о повышении заработных плат сотрудников независимых АЗС, а стоит вопрос о сохранении рабочих мест.

Регион влияния
А вот, к примеру, в Новосибирской области, помимо всего прочего, есть еще и проблема доступности нефтепродуктов с каких-либо НПЗ, кроме Омского. В частности, как рассказала САЗС Юлия Золотовская, руководитель Ассоциации независимых нефтетрейдеров Новосибирской области «Сибирь-ГСМ», ситуация с обеспечением топливом Новосибирской области с 2011 года значительно ухудшилась. Если до этого времени топливо поставляли оптовые структуры ВИНК, как минимум, с трех заводов – Ачинского, Омского и из Сургута, то после 2011 года преимущественно весь продукт поступает только с одного Омского НПЗ. «Ни для кого не секрет, что на оптовом рынке ГСМ существует олигополия – коллективное доминирование нескольких крупных ВИНК, которые давно научились договариваться о поведении на рынке, – объясняет Юлия Золотовская. – Также не является секретом, что у каждой ВИНК есть свой «регион влияния». Так вот, по взаимной договорённости, Новосибирская область является регионом влияния «Газпром нефти». Поэтому область находится практически в безальтернативной ситуации – либо покупать топливо у единственного поставщика – Омского НПЗ, либо приобретать продукт на бирже». С учетом существенной удаленности от других базисов биржевых поставок, цена товара на бирже для НСО, по мнению г-жи Золотовской, становится неконкурентной: «Привезти товар с биржи – чаще всего означает невозможность его продажи на территории НСО по ценам, конкурентным с розничными ценами сети АЗС «Газпромнефть». К примеру, в феврале с. г. доходность АЗС по ДТ в области была минус 50 коп./л».



Также глава ассоциации «Сибирь-ГСМ» рассказала, что на территории НСО существует около 480 АЗС, из них 110 принадлежит «Газпром нефти». Однако деятельность АЗС «Газпромнефть» и АЗС независимых участников несопоставима: «Если одна АЗС «Газпромнефть» проливает за сутки 20 кубов неф­тепродуктов, а АЗС независимой розницы – 2 куба, то очевидно, что при счете станций один к одному, доли рынка у них совсем не равные. И тем не менее, официальная статистика предпочитает отталкиваться именно от количества АЗС, поэтому официально считается, что доля ВИНК в НСО составляет около 20%, хотя реальная ситуация по объемам продаж значительно дальше от этих цифр. Мы полагаем, что доля рынка «Газпром нефти» на территории области не менее 55% от общего объема реализации», – считает г-жа Золотовская.

Жестко и планомерно
Естественно, что с учетом вышеуказанных проблем и действий со стороны ВИНК, представители частного топливного бизнеса регионов СФО сходятся во мнении, что в Сибирском регионе ведется планомерное выдавливание и уничтожение частных операторов рынка, занимающихся розничной реализацией нефтепродуктов.

Так, со слов Юрия Матвейко, на сегодняшний день в Алтайском крае доминируют «Газпром нефть» и «Роснефть» («ЛУКОЙЛ» на территории Алтайского края имеет несколько АЗС по договору франчайзинга) и конкуренции как таковой на оптовом рынке нефтепродуктов нет. При этом есть жесткий диктат указанных двух монополистов. Кроме того, с учетом требований технического регламента Таможенного союза, согласно которому позволяется торговать топливом только 5-го экологического класса, ситуация еще более усложнилась, поскольку, как утверждает г-н Матвейко, купить качественное топливо, кроме производимого на двух ближайших заводах в Омске и Ачинске, на территории Алтайского края невозможно. «Частных АЗС в регионе при сегодняшней рентабельности розничных продаж становится все меньше. Часть из них купила «Газпромнефть», 70 АЗС за последние четыре года прекратили свое существование. Порядка 150 АЗС находятся в предпродажном и предбанкротном состоянии. Если посмотреть в открытом доступе информацию о прибылях и убытках сбытов нефтяных компаний, то можно увидеть, что с 2011 года сбыты в рознице не могут похвастаться положительными результатами: «Газпромнефть» три года отработала с убытками в рознице, алтайский сбыт компании «Роснефть» на протяжении четырех лет тоже имеет отрицательную прибыль. Причем убытки исчисляются десятками и сотнями миллионов рублей. Цены на АЗС в Алтайском крае фактически всегда были ниже, чем в соседних регионах, хотя здесь более дорогая логистика и более высокие оптовые цены. Логику такого ценового поведения нефтяных компаний в нашем регионе можно объяснить лишь планомерным выдавливанием и уничтожением частных операторов рынка», – считает глава Алтайского топливного союза.

Вероника Шородок приводит следующий пример из работы Ассоциации независимых АЗС Восточной Сибири: «В Республике Бурятия в 2017 году проблема ценообразования приняла критическую форму. Оптовые цены ВИНК на дизельное топливо в этом регионе превысили розничные цены на АЗС, входящих в эту же структуру ВИНК. В течение 2017 года мы пытались обратить внимание Бурятского УФАС на эту проблему. И только в феврале этого года антимонопольное дело по данному факту было возбуждено, и сейчас идет разбирательство. Однако до сих пор региональное УФАС не рассмотрело дело, и откладывает заседания с большими интервалами. Разбирательство, к сожалению, строится по принципу обвинений в адрес независимых АЗС, что неслыханно в нынешней ситуации». Как следствие, в таких условиях речь идет не о размерах маржи независимых АЗС, а о размерах убытков, которые они несут. Так, в Республике Бурятия, со слов г-жи Шородок, ряд независимых АЗС уже прекратили свою работу из-за убыточности. Конечно, как отмечает исполнительный директор восточносибирской Ассоциации, есть и объективные факторы, влияющие на розничную стоимость топлива – это транспортировка, доставка топлива до более отдаленных сибирских регионов, что составляет достаточно весомую часть при формировании цены. Но все же основным фактором ценообразования в рознице остается колебание цен в оптовом сегменте, которое назвать объективным никак нельзя, т. к. обоснованного ответа антимонопольного органа на вопрос, почему повышаются цены в опте, нет. «Мы давно задаем этот вопрос региональному УФАС, однако антимонопольные органы не спешат на него отвечать», – уточняет Вероника Шородок.

Отсутствие здоровой рыночной конкуренции отмечает и Юлия Золотовская. По ее мнению, на рынке новосибирского региона осуществляется политика планомерного выдавливания независимой розницы со стороны «Газпром нефти». «ВИНК удерживает самые низкие в России розничные цены на своих региональных АЗС. При этом искусственно создает условия для преимущественной покупки топлива независимыми АЗС у оптовых структур этой же ВИНК. Это делает частных операторов полностью зависимыми от воли поставщика и в части объемов поставки (могут дать, а могут и не дать), и в части наценки (поднимая оптовые цены, при сохранении уровня розничных, могут не только полностью лишить маржи, но и в некоторых случаях создавать отрицательную маржу)», – сетует глава Ассоциации «Сирбирь-ГСМ». Юлия Золотовская также отмечает, что розничные сети ВИНК уже много лет стабильно убыточны. «Их деятельность наглядно и неприкрыто демонстрирует всю силу конкурентного давления на независимый рынок. Никакая коммерческая компания не создается для того, чтобы год за годом получать убыток. А это значит, что входящим в структуру ВИНК розничным компаниям безразличен их финансовый результат, т. к. убыток будет покрыт прибылью, с лихвой полученной оптовыми структурами. Независимая же розница такой возможности не имеет. Можно ли назвать равными условия, в которых ведется деятельность? Конечно, нет!», – резюмирует г-жа Золотовская.



Медиана медиане рознь
Понятно, что такие условия в регионах сложились не вчера. Как рассказал САЗС Юрий Матвейко, РТС на протяжении семи лет пытается донести до госрегуляторов, что АЗС неф­тяных компаний работают вне рынка, при этом обращая внимание на необходимость приведения ситуации в более логическую и экономическую форму. «Мы слышим со стороны компаний эдакую новую терминологию: «медиана рынка». Смешной термин для данной ситуации. Нам рассказывают: вот мы посмотрели, сколько АЗС на Алтае, сделали срез, и вот такая получилась «медиана рынка». Но у нас рынок разделился на две части: АЗС, торгующие качественным топливом – это НК и еще три-четыре сети, которые входят в РТС, в общей сложности порядка 250 АЗС из 500; и другие 250 АЗС, торгующие прямогонным бензином, «разбодяженным» топливом. По данным СПбМТСБ, на 11 мая 2018 г. биржевые ценовые индикаторы превысили розничные цены на 1,3 руб. за литр по бензину Аи-92 и на 1,1 руб. по дизелю. Поэтому никакой «медианы рынка» нет, есть четкое уничтожение и задача убрать конкурентов с рынка. Это мое мнение, и, возможно, оно может с чьим-то не совпадать», – объясняет руководитель Алтайского топливного союза.

Кроме того, со слов Юрия Матвейко, на показатели данной «медианы» влияют также и другие факторы. «К примеру, «Газпромнефть-Корпоративные продажи», приобретая неф­тепродукты у «Газпромнефть-Региональные продажи» по мелкооптовым ценам, реализуют его со скидкой до 10% от этой цены своим клиентам и, кроме того, еще платят розничной сети ГПН за услуги по заправке. Таким образом, цены по картам бывают на 5-6 руб. ниже оптовых, и это нельзя назвать конкурентным и цивилизованным рынком. По неофициальной информации, убытки «Газпромнефть-Корпоративные продажи» за 2017 год составили около 3 млрд руб.», – рассказал г-н Матвейко.

Контрафакт как выживание
Из вышеуказанных проблем в регионах СФО логично вытекает и следующая, не менее важная – реализация контрафактного топлива. Как отмечает руководитель Алтайского топливного союза, к примеру, больше трети АЗС в Алтайском крае торгует топливом, не соответствующим нормам технического регламента. Ведь покупать качественные нефтепродукты по цене, которую предлагают мелкооптовые подразделения нефтяных компаний, и продавать их на розничном рынке при установленных ценниках на АЗС НК, без убытков практически нереально. Нести же такие убытки на протяжении длительного периода для независимых операторов невозможно. Соответственно, частники, которые работают легально и официально платят налоги, не имеют прибыли, и поэтому не могут пополнять в этой части бюджет. «Мы проводили анализ тех сетей, которые торгуют на 4-5 руб. дешевле, чем АЗС нефтяных компаний, пытались понять, куда и что платится: ни один работник официально не трудоустроен, работа этих операторов по существу вне закона. Эти вопросы мы пытались отрегулировать на различных уровнях власти, но пока, к сожалению, безрезультатно», – рассказал Юрий Матвейко. Его слова подтверждает и Юлия Золотовская, отмечая также слабый контроль со стороны госрегуляторов за оборотом контрафактного топлива. «В самой невыгодной ситуации по факту находятся добросовестные независимые участники рынка. Они не могут конкурировать с дешевым топливом торговцев «бодягой» с одной стороны, с другой – не могут конкурировать с ценовой политикой ВИНК. Да и назвать эту конкуренцию добросовестной нельзя», – считает руководитель новосибирской Ассоциации «Сибирь-ГСМ».

ФАС не для всех
Вероника Шородок резюмирует: конечно же, первопричиной проблем с ценообразованием являются нарушения ВИНК при установлении оптовых цен. Темпы роста цен в опте и рознице должны совпадать. И об этом независимые участники рынка, из года в год говорят ФАС РФ и ее региональным управлениям, однако это одностороннее общение. В 2017 году независимый сектор АЗС заявил об этом уже открыто, обратившись напрямую к Президенту РФ. «По уверениям некоторых чиновников от ФАС, они борются со «злоупотреблением доминирующим положением» ВИНК. Но это на словах, создается впечатление, что борьба ведется против независимых АЗС! А что они хотят получить в итоге? Монополию ВИНК? Вот он конкурентный рынок современной России – очевидные нарушения действующего Федерального закона «О защите конкуренции», и только. Кто-то говорит нужно менять законодательство, но моя правовая позиция сводится к следующему – правовые механизмы регулирования этого рынка есть и сейчас, только есть ли у антимонопольной службы и исполнительной власти желание их использовать – это вопрос…», – говорит г-жа Шородок. Как показала практика, ВИНКи регулярно и легко манипулируют внутренними оптовыми ценами, а ФАС предпочитает этого не замечать, и сейчас об этом говорит уже не только Сибирь, но и вся страна.

Безусловно, есть правовое поле, в том числе и правила работы биржи. Однако за многие годы ВИНК научились их обходить, о чем не может не знать ФАС РФ:
• нефтяной компании в рамках основной сессии покупать у коллег топливо нельзя. Но она может попросить кого-то из трейдеров купить дизельное топливо для себя, и взвинтить на торгах цену;
• можно резко сократить объемы ежедневной реализации продукта со ссылкой на вечно ремонтирующиеся НПЗ, о которых слышим из года в год. Возникает дефицит, и цена стремительно растет;
• резкое увеличение экспорта топлива за рубеж. Много вопросов сразу возникает, если за рубеж топливо продают дешевле, чем на внутреннем рынке.

«Вышеуказанные действия ВИНК ведут к созданию искусственного дефицита на бирже и повышению оптовых цен. К примеру, в первой половине 2017 года нефтяные компании сократили поставки дизельного топлива на внутренний рынок почти на 2%, и в то же время увеличили его экспорт более чем на 5%!» – сообщила исполнительный директор восточносибирской Ассоциации.

Вероника Шородок уверена, сегодня есть все экономические предпосылки для снижения розничной цены топлива: это и мировые цены на нефть, и возможность российских НПЗ производить существенно больше топлива, если бы не жажда сверхприбылей нефтяных корпораций. «Сибирь и Иркутск, в частности, не отстают от всей России в целом по темпу роста цен на дизельное топливо. В причинах таких сезонных скачков уже разобрались все обыватели, однако по непонятным причинам на эту проблему упорно закрывает глаза ФАС: то ли есть вопросы поважнее, то ли она не заинтересована в разрешении проблем топливного рынка, последствия которых ударят по карману наших граждан», – подытожила исполнительный директор Ассоциации независимых АЗС Восточной Сибири.

Юрий Матвейко также отмечает, что на сегодняшний день рынок независимых АЗС находится в тяжелом состоянии, и не только в Сибири, но и во всей Российской Федерации. «На наш взгляд, здесь одна большая проблема: ФАС игнорирует все наши обращения, выносит только предупреждения и предостережения в адрес неф­тяных компаний, на которые они очень слабо реагируют. За 7 лет от членов РТС было более 20 обращений на действие ВИНК! На мой взгляд, это политика двойных стандартов – получается, что госкомпаниям можно все!», – сетует руководитель Алтайского топливного союза.

Контроль или свобода
Участники топливного рынка СФО едины во мнении с коллегами из Дальнего Востока: для решения существующих проблем на топливном рынке региона необходимо усилить антимонопольный контроль за деятельностью ВИНК как в рознице, так и в опте, который в настоящее время фактически отсутствует. «Сейчас остро стоит вопрос об урегулировании деятельности производителей нефтепродуктов, которые диктуют кому, какой объем и за сколько продать, на уровне отдельного федерального закона. В таком законе, как нам видится, должны найти свое отражение все вопросы относительно обес­печения топливом регионов, принципов ценообразования, паритетности начал в деятельности ВИНК и независимых АЗС. При таком подходе рынок нефтепродуктов изменится в лучшую сторону. Сейчас же независимые АЗС находятся в ущемленном положении. Их интересы не учитываются на рынке. И они, к сожалению, вынуждены уже выживать, а не работать», – говорит исполнительный директор Ассоциации независимых АЗС Восточной Сибири. Также Вероника Шородок считает, что изменить ситуацию можно и усилением контроля за монополистами в вопросе ценообразования посредством в т. ч. наложения жестких штрафов на нарушителей: «Эти меры нужны не только ради сохранения малого и среднего бизнеса в отрасли. Защищать сегодня надо интересы всех россиян от безразмерных аппетитов нефтяных гигантов!».

Вице-президент РТС Юрий Матвейко также указывает на необходимость применения более жестких финансовых санкций: «Согласно 135-ФЗ «О защите конкуренции», есть наказание в виде оборотных штрафов от 1 до 15% за нарушение закона. Если бы хоть раз или два эти санкции были наложены в адрес ВИНК, нефтяные компании вели бы совсем другую политику: либо были бы более низкие предложения по оптовым ценам на нефтепродукты, либо розничная цена была бы конкурентная относительно соседних регионов, в соответствии с рыночными механизмами».



«Необходимы четкие и понятные правила игры, одинаковые как для оптового рынка, так и для розничного. Большинство «перекосов» возникает, в том числе, от того, что розничный рынок всегда находится под пристальным вниманием и контролем госрегуляторов. В отличие от него, оптовый рынок регуляторам не интересен. Было бы неплохо, чтобы политика государственного воздействия была единой – либо жесткий контроль и той и другой части рынка, либо полная свобода и отсутствие давления на обе стороны. Если же в части государственного регулирования никаких изменений не произойдет, то разорение независимой розница и последующая продажа – это реальности завтрашнего дня», – резюмирует глава Ассоциации независимых неф­тетрейдеров НСО «Сибирь-ГСМ» Юлия Золотовская.

Поговорили и…
В конце марта с. г. состоялось заседание Экспертно-консультативного совета по рынкам нефтепродуктов при Омском УФАС, на котором региональными представителями РТС были озвучены текущие проблемы рынка. В ходе данного заседания делегаты в т. ч. от региональных структур ВИНК частично согласились с предъявленными к ним претензиями со стороны РТС, указав при этом, что сложившаяся в регионе, и не только, ситуация объясняется как акцизной налоговой политикой государства и условиями, которые диктует внешний рынок, так и отрицательной маржой переработки в целом.

Один из представителей присутствующей в регионе ВИНК заявил: «С начала года маржинальность неф­тепереработки уменьшается, и если в прошлом году еще была какая-то волатильность (в плюс и в минус), то на сегодняшний день она реально стала отрицательной. Налоговая составляющая, включая акцизную, уже превысила 65%. При таких условиях говорить о цивилизованном рынке сложно. Проблемы оптовых и розничных рынков отойдут на второй план, если не будет самого продукта, которым можно торговать. Надо искать компромиссы в нефтяном бизнесе в интересах всех участников. На протяжении последних нескольких лет мы ведем активную работу в этом направлении, нефтяные компании предлагают Правительству рассмотреть различные варианты: ввести систему так называемых «плавающих акцизов», что, на наш взгляд, позволит стабилизировать цены; предлагаем как-то дифференцировать акциз, может перенести его уплату на АЗС, чтобы уменьшить потери от незаконного ведения бизнеса, который в отличие от нефтяных компаний сегодня фактически освобожден от уплаты акциза. (…) Должна быть понятная биржевая торговля, сейчас она непонятна. Нужны четкие правила работы маркетмейкеров на бирже и во внебиржевых сделках. Кроме того, изменилась экономическая ситуация, ослабла зависимость курса рубля от цены нефти на мировом рынке. Может быть, нормативы регуляторов за четыре года устарели и надо их пересмотреть, и ужесточить требования к равномерности поставок на биржу, поскольку большая волатильность поставок на биржу при соблюдении нормативов в целом дестабилизирует ситуацию на рынке. Наверное, на основе предыдущего опыта следует пересмотреть и торговые политики компаний».



Конечно же, то, что проблемы рынка обсуждаются на уровне госрегулятора, и ведется диалог между представителями топливного рынка как со стороны ВИНК, так и независимой розницы – объективно хорошо и правильно, если бы не несколько «но».

Во-первых, ВИНК может торговать с убытком в розничных сетях и несколько лет, при этом годами искать новые схемы взаимодействия. Ведь у нефтяной компании деньги общие, и если при диспаритете цен в розничных сетях НК будет убыток, а в опте – доход, то в общем итоге они перекроются. А у независимого оператора такой возможности нет, и если диспаритет цен не в его пользу, то он убыток ничем не перекроет. Рыночные механизмы должны работать цивилизованно.

Во-вторых, нефтяная компания результат считает в целом по всем регионам, поэтому минусы в одних регионах, например по рознице, перекрываются плюсами в других. А независимым операторам, работающим в «убыточном» регионе, опять же перекрыть убыток просто нечем.

В-третьих, на сегодняшний день сложно оценить результативность подобных заседаний, ибо ситуация в независимой рознице по факту только ухудшается.

* * *

«Современная АЗС» писала о том, что в конце апреля с. г. Российским топливным союзом направлено повторное обращение на имя Президента РФ с просьбой обратить более пристальное внимание на сложившуюся на топливном рынке ценовую ситуацию и проблемы, возникшие у розничных операторов во всех регионах страны.

На сегодняшний день из госрегуляторов, на которые было перенаправлено обращение, ответ дала только ФАС России, остальные же – Минэнерго и Минэкономразвития – пока, увы, молчат. В связи с этим, РТС решил публично обратиться к Председателю Правительства РФ, обращая его внимание на беспрецедентный рост оптовых цен на бензины и дизельное топливо, уровень которых бьет исторические рекорды, и на странную реакцию госрегуляторов на сложившуюся ситуацию. (Об этом более подробно на страницах издания).

Будет ли услышан призыв о помощи, произойдет ли конструктивный диалог и будут ли приняты необходимые для урегулирования меры?! – вопрос далеко не риторический и, как видим, требует незамедлительного решения. Пока же мы наблюдаем только голый популизм со стороны регуляторов. Складывается впечатление, что государство попросту не заинтересовано в наличии представителей частного бизнеса на топливном рынке страны. Тогда как 60% всех АЗС на территории России – независимый сектор. И если допустить, что он исчезнет, на улице окажутся миллионы людей, трудоустроенных в независимых сетях. А в отсутствие конкуренции, ВИНК монополизируют как оптовую, так и розничную торговлю, со всеми вытекающими из этого последствиями… 
На главную страницу | Вывести на печать | Закрыть окно
© «Современная АЗС» 2002-2020. Все права на материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с законом об авторском праве. В случае использования текстовых и фотоматериалов ссылка на «Современную АЗС» обязательна! В случае полной или частичной перепечатки текстовых материалов в Интернете ссылка на «Современную АЗС» обязательна! Адрес электронной почты редакции: pr@sovazs.com