№03(36) 2005
СОБЫТИЯ

Новые союзники независимых компаний?

Волна протестов против роста цен в топливной рознице, прокатившаяся 10 февраля по 29 российским городам, достигла ступеней российской власти. Вице-премьер Жуков обещал депутации автотранспортников до 1 марта 2005 г. представить в Государственную Думу законопроект о защите конкуренции, предусматривающий ужесточение антимонопольных мер.

По оценкам организаторов, в акциях протеста приняли участие около 450 тыс. человек. Сводки МВД оперируют цифрами в диапазоне 35–40 тыс. человек. Так или иначе, голос потребителя был услышан: Краснопресненская набережная не может игнорировать угрозу перекрытия дорог. Чудовище бензиновых бунтов, 1991 г., грозит снести хрупкий каркас договоренностей Правительства с нефтяниками. Хватит ли у федеральной власти и губернаторов времени, терпения и желания строить устойчивый и самовоспроизводящийся внутренний рынок или острота момента потребует немедленных результатов, которых можно достичь ценой еще большего угнетения рыночной среды? Предпримет ли российское Правительство действенные меры по увеличению предложения нефтепродуктов на внутреннем рынке или предпочтет им договоренности с ВИНКами?

«Семинефтянщина» как высшая форма «семибанкирщины»?
Опыт российских властей в достижении договоренностей с крупными нефтяными компаниями (как положительный, так и отрицательный) связан прежде всего с рынками добычи и транспортировки сырой нефти. До сих пор сектор переработки и маркетинга, традиционно объединяемый термином downstream, не являлся предметом повышенного правительственного интереса. Оно и понятно: бюджетообразующим является экспорт, а не внутренний рынок. Вместе с тем перенесение в 2003 г. акцента в формировании территориальных дорожных фондов на акциз, взимаемый с продаж топлива, сделало внутренний рынок нефтепродуктов особенно чувствительным узлом межбюджетных взаимоотношений.

Один из укорененных в сознании рядовых граждан стереотипов: среднестатистический федеральный чиновник получает представление о ситуации в стране по заоконным картинкам московских улиц и подмосковных пейзажей. Не беремся утверждать, что в случае с топливным рынком дело обстоит именно так, но факт, что 68% автобензинов в России производят пять крупнейших вертикальных компаний, контролирующих их поставки в 76 из 89 регионов, где проживает примерно 74% населения страны. Факт и то, что почти полная монополизация сбыта нефтепродуктов в этих регионах может удивить многих «экспертов» в Охотном ряду. Выпадению из поля зрения федерального чиновничества факта существования независимых компаний способствуют и периодические «диалоги» Президента и нефтяных компаний. Из последних событий — «Газпромнефть» и декабрьское «пожелание» снизить цены на бензоколонках на 5%, высказанное Путиным Алекперову и моментально «идейно обоснованное» советом директоров «Лукойла».

Последним бастионом, охраняющим российскую власть от окончательного списания в архив тезиса о «равноудаленности» от нее бизнеса, остается «семибанкирщина» — антимонопольная прививка, сделанная ей в додефолтную эпоху. Активизация главы антимонопольного ведомства Игоря Артемьева, проталкивающего новый закон, способный, по его словам, сделать защиту конкуренции и рынка невероятно эффективной, вызвана именно критичным для судьбы МАПа сокращением дистанции этой самой «равноудаленности». При этом остается очевидным, что эффективность действий МАП на рынке нефтепродуктов неумолимо стремится к нулю: из 14 возбужденных различными территориальными органами МАП в 2004 г. дел «по признакам ценового сговора» судебное подтверждение обвинения нашли только в Ставропольском крае (регионе с не самой, кстати, высокой степенью монополизации). Примечательна реакция второго человека в правительстве: на требования автотранспортников ввести государственный контроль стоимости энергоносителей г-дин Жуков заявил: «Сговор есть, но действующее законодательство не позволяет доказать это, а если и удается, то штрафные санкции за него невелики».

«Чего же они хочут?»
Требования потребителей — почти олимпийские «больше, качественнее, дешевле» — оригинальными не назовешь. Однако и тривиальное «не знаю, как вы это сделаете, но верните все, как было» к описанию заявленной позиции не подходит. Помимо констатации непомерности давления топливных цен (40% себестоимости автоперевозок при отраслевой рентабельности, близкой к нулевой) и призыва вернуть их в «экономически обоснованный» коридор 9–11 руб./л, переданные правительству документы содержат предложение рассмотреть возможность законодательного введения механизма компенсации некоторым категориям национальных перевозчиков дополнительных расходов, вызванных ростом цен на топливо. В качестве отправного пункта оценки участники акции предлагают Правительству РФ ежегодно утверждать предельные цены на топливо.

Отметили организаторы и участники акции и проблему качества российских нефтепродуктов. Причем, дело не в пресловутой «прямогонке». По мнению международных автоперевозчиков, разрыв между российскими и европейскими требованиями к характеристикам топлива с 1 января стал катастрофическим, де-факто дорога в ЕС им теперь закрыта. Уход россиян с европейского рынка автоматически означает приход на российский рынок голландцев, скандинавов и прибалтов. Поддержка отечественного перевозчика потребует от правительства принятия мер к обеспечению трассовых АЗС дизтопливом, соответствующим по содержанию серы нормам «Евро-IV». В качестве наиболее вероятных — 2-й и 9-й международные транспортные коридоры (Брест — Москва и Выборг — Москва).

Наконец, третьей особенностью выступления транспортников, впервые заявивших о себе в качестве организованного участника топливного рынка, явился очевидный антимонопольный акцент, направивший пафос протеста против «нефтяных магнатов». Именно ВИНКи, по мнению большинства участников митингов, повинны в росте цен в 2004 г.: бензина — на 40% и дизтоплива — на 56%, что увеличило их доходы на 796 млн руб.

А что бы вы делали?
Появился ли у независимых топливных компаний новый союзник и если да, то насколько он надежен? Ответ на этот вопрос напрямую зависит от того, как организаторы акций протеста отреагируют на возможные действия правительства, ущемляющие интересы участников топливного рынка. Насколько же велика вероятность каких-либо действий правительства и какими они могут быть? По мнению руководителя Московской топливной ассоциации Г. Сергиенко, для введения механизмов госрегулирования цен правительству пришлось бы менять законодательство: «Сегодня это законодательно исключено. Единственный директивный инструмент у правительства — согласование графиков экспортных поставок».

Инструмент ставок вывозных пошлин — палка о двух концах: вплоть до августа 2004 г. они были жестко привязаны к экспортной пошлине на нефть — 90%. Но сейчас правительство имеет право устанавливать ставки на основании расчета. В условиях низкого уровня отечественной нефтепереработки это довольно сложно: 30% выхода переработки нефти — мазуты. Если установить высокую пошлину на темные нефтепродукты, то они все равно уйдут в виде дизеля, или все склады затоварят. Рост вывозных пошлин совсем не будет означать стимулирование переработки — вероятнее сокращение объемов добычи. «По большому счету, единственный правильный путь — выравнивание доходности внешнего и внутреннего рынков. Отбирая на внешнем рынке, правительству следует давать нефтяникам зарабатывать на внутреннем, чтобы у них имелись ресурсы и на заводы, и на сырьевую базу,» — считает руководитель Московской топливной ассоциации.

Другой «резерв» — снижение акциза. По мнению Г. Сергиенко, подвижка здесь вероятна, но состоится не слишком скоро: «В Англии, Германии в структуре цены налогов 80%, у нас сегодня — 60%. Имеем пока зазор в 20%. Действительно, предложение снижения налоговой нагрузки на внутренний рынок заслуживает внимания, но сделать это одномоментно все равно нельзя, весь 2005 год мы будем жить так же, как 2004-й». Фактически, пойти навстречу требованиям транспортников сегодня правительство может лишь за счет секвестра бюджета.

Радикальное средство — создание полноценной системы биржевой торговли нефтью и нефтепродуктами — Г. Сергиенко оценивает лишь как далекую перспективу: «Биржа в нефтяной отрасли возможна лишь в случае выделения всех перерабатывающих заводов из состава ВИНКов. Только независимая переработка будет формировать рыночный, биржевой спрос на нефть. А розница будет тогда формировать рынок сбыта для НПЗ».

Готовы ли транспортники вместе с независимыми добывающими и топливными компаниями бороться за полноценный демонополизированный рынок? Г. Сергиенко скептичен: «Понимания того, что происходит, у автотранспортников нет. И независимых операторов они не выделяют, считая нас единым целым с нефтяными компаниями».

Впрочем, новейшая российская история неоднократно демонстрировала примеры разрешения в местном масштабе глобально неразрешимых противоречий. И представляется, что во Владивостоке, Нижнем, Самаре и Воронеже шансов найти взаимопонимание больше. Уже ради этого стоило бы реанимировать региональные объединения операторов топливной розницы. Консервация ситуации до добра не доведет: если в 2005 г. будет действовать прошлогодний сценарий, то не исключено, что где-нибудь и бутылки в АЗС полетят.


Г. Сергиенко,
руководитель Московской топливной ассоциации:

«Высокие цены не нужны и независимой рознице. Находясь на рубеже непосредственного взаимодействия с потребителем, она на себе ощущает рост его недовольства. Мы заинтересованы, чтобы правительство быстрее и радикальнее принимало меры по стабилизации цен топливного рынка. Такие действия снижали бы накал страстей, уменьшали бы негатив в настроениях общества по отношению к нашему бизнесу».

НЕТ РОСТУ ЦЕН НА ТОПЛИВО!
В отсутствие госконтроля нефтяные магнаты только за последний год взвинтили цены на топливо на 50%.
Нанесен удар по автопредприятиям, многие из которых обанкротились. Сокращаются рабочие места, растут долги по зарплате. Нанесен удар по населению. Безудержный рост цен на топливо подстегивает инфляцию и автоматически повышает стоимость всех товаров и услуг.

Сколько можно терпеть этот произвол? Правительство может и обязано контролировать цены на энергоносители! Бездействие властей мы рассматриваем как грубейшее ущемление гражданских прав всех россиян.

Наши требования:
- снизить цены на топливо до экономически обоснованного уровня;
- ввести государственный контроль за стоимостью энергоносителей.

Наша общая цель одна — жизнь человека в России должна быть достойной.
Вы согласны, что цены на топливо должны устанавливаться с учетом покупательской способности населения? Присоединяйтесь к нашей акции!

Основные требования:
- снизить цены на топливо до экономически обоснованного уровня;
- ввести государственный контроль за стоимостью энергоносителей;
- выработать механизм компенсации затрат, превышающих экономически обоснованный уровень цен.

Выступление Жукова по ТВ и комментарий РБК: значительно будут повышены суммы штрафов, они будут составлять до 2% от оборота компании» — сказал А. Жуков и добавил, что это примерно соответствует тому, как на Западе штрафуют монополистов. «Кстати, — заметил вице-премьер, — на Западе очень сильно боятся антимонопольных служб, и они могут реально влиять на ценовую политику на рынке».
На главную страницу | Вывести на печать | Закрыть окно
© «Современная АЗС» 2002-2017. Все права на материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с законом об авторском праве. В случае использования текстовых и фотоматериалов ссылка на «Современную АЗС» обязательна! В случае полной или частичной перепечатки текстовых материалов в Интернете ссылка на «Современную АЗС» обязательна! Адрес электронной почты редакции: perov@sovazs.com